Смерть Ислама Каримова 2 сентября 2016 года стала для жителей Узбекистана шоком, пробудившим давно существовавшие в обществе опасения. Приведут ли споры между узбекскими кланами к гражданской войне? Разгорится ли конфликт с Кыргызстаном? Отделится ли от страны автономный Каракалпакстан?

Ответ на все эти вопросы один: нет. Пребывавшая в летаргическом сне внешняя политика Узбекистана ожила, начались переговоры по разрешению пограничных споров и реформирование судебной системы. Улучшились отношения с Туркменистаном и Казахстаном. Три месяца, прошедшие со смерти Каримова, доказали, что общество Узбекистана, несмотря на изрядный консерватизм, хочет перемен и дозрело до них. Культ личности лидера не исчез, однако робко высказываются мнения, что он, скорее, был человеком, тормозившим процесс перемен в стране, нежели тем, от кого зависело ее существование. Неожиданностью стала позиция представителей государственной элиты, которые не бросились бороться за власть, а собрались за одним столом и начали сотрудничество.

Контроль государства над обществом в Узбекистане был значительно сильнее, чем в России, и тем не менее, пока ни один из апокалиптических прогнозов касательно того, чтó произойдет после смерти Ислама Каримова, не оправдался. Аналогичные представления по-прежнему очень популярны в России, где говорить о стране без Владимира Путина у власти считается едва ли не антигосударственной деятельностью.

Мантра о падении, которое бы пережила Россия без нынешнего лидера, основана на трех распространенных фобиях: ослабление государства из-за конфликтов внутри элит, взрыв национализма и усиление терроризма, связанного, прежде всего, с действиями людей кавказского происхождения.

По мнению Кузнецовой, достижение договоренности между узбекскими элитами после смерти Ислама Каримова позволяет ожидать того же от российских олигархов. Автор считает, что нет причины, по которой они бы стали рисковать своими состояниями во внутренней борьбе. В то же время нельзя умалять проблему национализма – прежде всего, не русского, а кавказского. Централизация власти привела к ситуации, когда сохранение мира на Кавказе в огромной степени зависит от Владимира Путина. Это особенно заметно на примере Чечни, которой руководит ставленник Путина, безгранично лояльный к нему Рамзан Кадыров. Уход Путина мог бы разрушить этот хрупкий порядок.

Таким образом, лишь кавказский вопрос обосновывает утверждение, что без Владимира Путина не будет России. Сторонники этого тезиса правы в одном: как Узбекистан без Каримова уже не тот, что прежде, так и Россия без Путина не будет такой же.

Полная версия текста Екатерины Кузнецовой доступна на сайте Intersection Project.

Intersection