Взятие под прицел предпринимателей и сотрудников корпораций создает бессмысленное разделение там, где нас – левых и либералов – объединяет общий интерес. Так называемая res publica.

Язык экономики 90-х годов был скомпрометирован финансовым кризисом. Это парадоксально, потому что кризис оказался не поражением, но пирровой победой твердых правил капитализма: никакой пузырь нельзя надувать до бесконечности. Увы, частный риск был оплачен публичными финансами, а долг в еще большей степени признал демократию недееспособной по отношению к рынку. Сегодня успехом пользуется левая критика капитализма. Последний выпуск издания «Magazyn Świąteczny» представляет идеальное доказательство того, как язык левых выиграл глобальные дебаты с т.н. неолиберальным дискурсом – и как немного из этого вытекает.

Рафал Вось полемизирует с Витольдом Гадомским, только это, в сущности, никакая не полемика, а два параллельных монолога. Констатация Гадомского, что в глобальном масштабе богатство растет, не предлагает решения для европейских безработных и для тех, кто покупает в кредит все более дешевые товары китайского производства. В свою очередь, внедрение рецептов Вося – путь к стагнации и росту задолженности. Его вера в то, что успех развитых стран связан с высокими зарплатами, столь же обоснована, сколь утверждение, что он является следствием передвижения на шикарных машинах и ношения дорогих часов.

Кризис не отменил основных законов экономики. Увеличение расходов дает шанс более спокойного прохождения рецессии, но в дальнейшей перспективе из кризиса возможно извлечь лучшую конкурентоспособность. Повышение зарплат в стране с низкой производительностью становится причиной снижения конкурентоспособности и повторения греческого или испанского пути. Конкурентоспособные Соединенные Штаты, Германия и Великобритания выбрались из кризиса, юг Европы пребывает в стагнации.

В том же номере Мачей Стасиньский восторгается тем, что принцесса международных финансистов Кристин Лагард на встречах богачей цитирует Маркса, а Ярослав Маковский именует папу римского Франциска королем городских движений. Однако то, что глава католического Костела и начальница МВФ пользуются сегодня языком, характерным для левых, свидетельствует прежде всего об их политической хитрости и хорошем чувстве идеологических течений.

Франциск пишет экологическую энциклику, успешно подхватывая актуальную тему зеленой энергии и охраны планеты от вредоносной деятельности человека. Используя язык левых, он критикует глобальный капитализм. Я далек от недооценки необходимой смены тона в высказываниях главы Костела. Папская неприязнь к нарочитости и непосредственность вызывают уважение.

И все же папа римский – не скромный философ, а руководитель гигантского предприятия. В одних только Соединенных Штатах Костел потратил до 2010 года 3 млрд долларов на возмещение морального ущерба жертвам сексуальных домогательств, а его годовые расходы оценивались еженедельником «The Economist» в 170 млрд долларов. Для сравнения: расходы «General Electric» в тот же год составили 150 млрд долларов.

Наверное, было бы проще принять критику капитализма от главы Костела, если бы он отказался хотя бы от части суммы в 1,35 млрд злотых, которую получает от налогоплательщиков по-прежнему относительно бедного государства на уроки катехизиса в школах, и позволил бы потратить эти деньги на другие цели: например, поддержку беднейших слоев населения, о которых Франциск правильно упоминает в проповедях.
Государство, вассал рынков

 

Левые отыгрываются за годы идеологической пустоты после банкротства социализма как идеи и как практики. Этот реваншизм понятен, но вреден. Взятие под прицел капитализма, а вместе с ним – предпринимателей и сотрудников корпораций создает бессмысленное разделение там, где нас объединяет общий интерес. Либералы, в свою очередь, защищают от левых систему, которая вытащила сотни миллионов людей из нищеты, но не хотят замечать, что угрозу для капитализма представляет не воинственная риторика, а он сам.

Спор либералов, консерваторов и социалистов в мире, в котором политика уже ничего не решает, не имеет смысла. Первой обязанностью каждого, кому небезразлична либеральная демократия, должно быть возвращение политики гражданам, т.е. создание набора правил, благодаря которым политика может быть взаимозависима с капитализмом, но автономна.

Взаимоотношения должник – кредитор заменяют межгосударственные отношения. Как пишет Филипп Легран, 9 из 10 Евро, одолженных Греции с 2010 года и вытащенных из карманов европейских налогоплательщиков, пошло на оплату долгов, взятых Афинами в частных банках. Пока долг не будет значительно редуцирован, страна не выберется из спирали задолженности. И не вернет политической суверенности.

Государство в целом утрачивает способность обращения к рынкам с суверенных позиций. Оно не в состоянии выполнять свою функцию эффективного регулятора, который в случае необходимости навязывает решения. «Политики управляют современной экономикой приблизительно в той же степени, что моряк небольшой лодкой во время шторма», – пишет в книге «Компания незнакомцев» («The Company of Strangers») экономист Пол Сибрайт. Маленькие страны зависимы от глобального рынка облигаций. В больших государствах экономические и политические элиты неразрывно связаны между собой.

Эти элиты также выучили новый правильный язык. Пользуясь различными случаями, например, на описанной Мачеем Стасиньским лондонской конференции Ротшильдов, они выливают на капитализм ведра помоев. Но в этой своей критике они еще менее убедительны, чем папа римский. В четверговом интервью для агентства Reuters Кристин Лагард, которую так хвалят за восприимчивость, сопротивляется редукции долга, душащего Грецию, пока та не проведет очередные реформы, на практике сводящиеся к подавлению экономики.

 

Хиллари Клинтон создает в избирательной кампании образ защитницы обыкновенного американца, но в ее фонд пришли сотни миллионов от фирм, которые вели бизнес в Штатах во времена, когда она была госсекретарем. Против Клинтон, скорее всего, выступит Джеб Буш, сын Джорджа Буша-ст. и брат Джорджа Буша-мл. – президентов США. Кажется, нет лучшего доказательства наличия в Америке проблемы с социальной мобильностью, чем клановое соперничество Клинтонов с Бушами за самую главную должность.

Всем, кто восхищается риторикой религиозных, политических или финансовых руководителей, предлагаю проверять ее простой американской поговоркой: «Put your money where your mouth is». В вольном переводе: «Подкрепишь ли ты слова действиями?»

 

И все-таки государство

 

Великий историк Фернан Бродель писал, что история капитализма – это история борьбы государства и рынка, непрерывного установления равновесия между ними. Государство должно было стоять на страже правил, заботиться о конкурентоспособности, поскольку рынок – это общественный конструкт.

Капитализм никогда не должен был и не мог быть силой, которая сама себя регулирует; мы ведь не ждем саморегуляции от выходящей весной из берегов реки. На страже рыночных правил стоят государство и закон, который, в свою очередь, является результатом определенного политического компромисса.

Капитализм – это не абстрактное независимое существование. Это игра, в которой правила постоянно меняются. Каждый пытается обратить их в свою пользу. Сегодня капитализм стал жертвой своего основного принципа, утверждающего, что люди стремятся к максимальному увеличению прибыли. В том числе ценой подчинения правил своим целям.

Вопрос, будут ли граждане в состоянии поставить диагноз, а потом сформировать руководство, способное сделать то, что необходимо.

Будут ли крупнейшие мировые демократии, Соединенные Штаты и страны ЕС, в состоянии отказаться от оплаты части или всех долгов, которые парализуют процессы их решений, а затем ввести строгие ограничения относительно задолженности (необходимые в быстро стареющих странах ЕС)? Можем ли мы представить себе лучший мир – мир без долгов? И, что важнее, достаточно ли в нас решительности, чтобы начать его строить?

Если либеральная демократия и капитализм будут усовершенствованы, то не управляющими ими. Один случай – экономический кризис – они уже упустили. Если придет следующий, им может не выпасть второй шанс.

©Agora SA. Предоставлено благодаря согласию газеты «Gazeta Wyborcza».