Трамп-Путин: конец «броманса»?

Отношения между США и Россией во время президентского срока Дональда Трампа не улучшатся, это точно. Вопрос в том, когда одна из сторон наконец перестанет делать вид, что все идет как нельзя лучше. Кажется, ответ уже близок.


Новая эра постправды

Многие пытаются найти способ понять современность и не потеряться в потоке информации, ибо сегодняшняя реальность – это не просто постоянно заливающая нас волна сообщений, а, прежде всего, волна, несущая сведения правдивые и те, что называют «постправдивыми».


Убер-капиталистическое государство

Нет необходимости объяснять, как работает «Убер». Все о нем слышали, более того – почти все хотя бы раз им пользовались. С виду удобное для пассажиров приложение, новаторское и общедоступное. А на деле это квинтэссенция современного капитализма.


Польский язык вражды

В последние годы язык вражды (иначе – риторика ненависти) распространился в польском общественном дискурсе в невероятных масштабах. В этом виноваты политики, СМИ, низкий уровень образования и лишенный какого-либо контроля Интернет.


Поворот направо

Молодое поколение переходит на право-националистическую сторону. Это факт, который подтверждают как исследования, так и результаты выборов. Если бы в 2015 году в Польше голосовали только граждане младше 30 лет, «польская молодежь выбрала бы, вероятно, самое радикальное правительство в Европе», – пишет Якуб Дымек.


Закат путинизма?

Россия стоит перед серьезным вызовом. И на этот раз он касается совсем не внешнеполитической ситуации, а родных пенатов, где вырастает поколение, начинающее подвергать сомнению порядок, предлагаемый Москвой.


Пять тезисов о «российском мире»

Дискуссии о корректном употреблении определений «российский» и «русский» ведутся давно. Замена определения «русский мир» на «российский», лишенный сильного колониального оттенка, представляется надлежащей мерой. Вопрос, готовы ли к этому россияне?


Спасут ли левые нашу Европу?

Европейский союз стоит на распутье — раздираемый кризисом еврозоны, наплывом беженцев и выходом Великобритании, он никогда уже не будет прежним. Все это подливает масла в огонь евроскептического дискурса партии «Право и Справедливость». Непонимание праволиберальной оппозицией сущности интеграции освобождает поле действия для левых сил. Именно они становятся последней надеждой на пробуждение в поляках евроэнтузиазма.


Во что играет российская оппозиция?

Российской оппозиции живется несладко. Ее критикуют со всех сторон: то за желание добиться власти (как будто у политика может быть другая цель?), или за то, что ей на самом деле удобно функционировать в современной политической системе России.


Кого боится Владимир Владимирович?

«Какого-то человека, который никого не интересует и которого никто не поддерживает», — шутит Павел Пучков в интервью с Мартой Томашкевич («Newsweek Polska»). Дело в том, что в Кремле вместо здравого смысла царит магическое сознание, велящее об Алексее Навальном не говорить, не думать и делать вид, что этого лидера внесистемной оппозиции в принципе не существует.